Им бывает трудно принять Церковь

Известный миссионер, игумен Сергий (Рыбко), рассказал «Прихожанину», кто такие «неформалы» и почему необходима проповедь в молодежной среде. Церковные люди нередко проявляют недружелюбие к необычным посетителям храмов, но как радостно бывает узнавать, что ласковое слово, услышанное в церкви, теплый взгляд священника изменили жизнь человека, или даже спасли ее.

— Отец Сергий, вы много лет ведете миссионерскую деятельность среди «неформалов» — любителей рок- панк- и другой непопулярной музыки. Вам жаль этих людей?

на фото: игумен Сергий (Рыбко); поэт, музыкант, лидер рок-группы «Аквариум» Борис Гребенщиков; церковный и общественный деятель, публицист Юрий Агещев.

— Безусловно, и жаль тоже. Верующие часто не понимают их, гонят, неверно истолковывают поведение, взгляды этих людей. Почти все, что пишут о них в церковных СМИ — неправда. Но ведь неформалы — это, прежде всего, ищущие люди, они нестандартно мыслят. Это — и тут я выскажу, может быть, неожиданную мысль — интеллигентные люди. Я сам из среды неформалов и знаю, о чем говорю, но, разумеется, не только в жалости дело.

— Некоторые священники полагают, что проповедовать в рок-среде бессмысленно. Не услышат.

— Полагать, что проповедь может быть кому-то не нужна, это богохульство. Вы знаете, сколько бывших «неформалов» стали священниками или ушли в монастыри? Но, к сожалению, даже если я приведу конкретные цифры, это не убедит тех, кто рассуждает подобным образом.

— Да, но архимандрит Иоанн (Крестьянкин) недвусмысленно сказал однажды, что «пришедшие к Престолу от рок-музыки служить во спасение не могут».

— Приведу пример раскаявшегося колдуна, священномученика Киприана Карфагенского. Когда он колдовал, мог превращаться в птичку! И он мог принять священнический сан, а молодой парень, поигравший на гитаре — нет? Среди рок-музыкантов очень велик процент обратившихся ко Христу и сделавших затем для Церкви очень многое. Я думаю, что архимандрит Иоанн (Крестьянкин) не знал доподлинно, что такое рок-музыка.

— Может быть, священники, которые негативно относятся к проповеди среди рокеров, просто опасаются этой среды — хамства, например?

— Может быть. Но, если сам не делаешь, хотя бы не осуждай других. Я тоже много чего не могу: не могу быть исихастом, совершать чудеса, нести подвиг молитвенно-постнический, как его несли отцы-пустынники… Но ведь Сам Господь приходил проповедовать людям отверженным, выброшенным из общества, изгоям. За Ним грешники шли, прежде праведников.

— Может ли услышать христианскую проповедь тот, кто, например, называет себя сатанистом? А таких людей среди поклонников тяжелого рока достаточно. И потом символика у коллективов этого стиля соответствующая — черепа и прочее.

— Обвинять всех рокеров в сатанизме — величайшая несправедливость. Большинство неформалов — это люди ищущие, романтики, идеалисты… Они не удовлетворены окружающим их меркантильным миром с его ценностями. Нельзя обвинять их в сатанизме только из-за того, что они надели кожаные куртки с черепами. Я вообще не вижу большой проблемы в изображении черепов на одежде. Почему, начертанный на облачении схимника, он означает символ Вечной жизни, а на куртке рокера представляется эмблемой сатанизма? Лично мне люди, отвергнувшие мир, большей частью нищенствующие, гораздо ближе, чем те, кто с юных лет стремиться к карьерному росту и большим заработкам.

— Вы сказали, неформалы — ищущие люди. Зачем начинать поиск так далеко от Истины? Ведь в России Церковь совсем рядом…

— В то время, когда христианство стало в Римской империи государственной религией, многие начали креститься, только чтобы угодить императору — то есть, из меркантильных соображений. Честные люди нередко уходили в пустыню, потому что не могли вынести, что их сограждане принимают веру не по убеждению, а чтобы жить хорошо.

— Думаете, неформалов можно сравнить с отшельниками первых веков?

— Всё, конечно же, сложнее, поскольку они, так сказать, еще не знают христианства, а только ищут правду. Они уже сделали один шаг в правильном направлении — ушли от мира. Мое дело — помочь им сделать следующий шаг. Почти все они — верующие люди. Среди них, если говорить о рокерах, почти нет атеистов, они с глубочайшим уважением относятся ко Христу и Евангелию. Им бывает трудно принять Церковь, это правда.

— Почему?

— Например, потому что неформалов попросту выставляют порой из храмов. Известный музыкант рассказывал мне как, еще не будучи воцерковленным, приехал в один монастырь, а его там стали кадить, крестить и говорить ему: «Изыди». Это очень обидело его. Он приехал к святыне, хотел что-то понять, над чем-то подумать, а с ним так обошлись… Подобное отношение к людям ищущим бывает только у неофитов. Пастыри старшего поколения более терпимы и снисходительны. Может быть, потому что с возрастом понимаешь, что на Страшном Суде мы увидим людей, которых кто-то оттолкнул от Церкви своим невежеством? Проще всего приклеить ярлык к какому-то явлению и «поставить его на полочку». Только ведь за это отвечать придется.

Сейчас задача Церкви — прекратить поток лжи, направленный против неформалов. Никто не давал нам права судить. Мир гораздо более многогранен и многолик, чем кажется, а пастырь Церкви вообще должен понимать, что каждая душа дорога Господу, даже душа сатаниста.

Как-то я получил письмо от одной девушки. Она писала: «Батюшка, я бывшая сатанистка, ныне, милостью Божией, православная христианка. У меня к Вам большая просьба: никогда не отталкивайте сатанистов. Молодые люди, те, которым 16 — не в Церкви, потому что их кто-то обидел, и они просто заигрались с сатаной. На самом деле, это ищущие молодые русские люди, которые тянутся к Богу. Нужно очень терпеливо и снисходительно к ним относиться, и только тогда проповедь будет во благо. Никогда, никогда не отталкивайте их, идите к этим людям».

— И вот они, услышав Ваше слово, приходят в Церковь и сталкиваются, скажем, с непониманием. Что дальше?

— Может быть, вам покажутся резкими мои слова, но вы должны понять, что я имею в виду: мое дело — привести их в Церковь, что будет дальше, уже не зависит от меня.

— Скажите, как людям, обратившимся после Ваших слов, не уйти из храма? Почему нужно остаться?

— В Церкви есть святость, есть старцы святой жизни, рано или поздно вы их обязательно встретите. В Церкви много богатства и много сохраненных тайн — просто Господь не все сразу открывает. Надо сдать экзамен на то, что вы достойны этого. И ни в коем случае не надо спешить с выводами, даже если первый встретившийся вам церковный человек оказался не на высоте. Будет обязательно и другой.

— Хорошо, батюшка. Мы говорили о людях, а теперь позвольте спросить вас об их музыке и их ритмах. Думаете, и они безвредны для души?

— В отличие от классики, вы хотите сказать? Рок создан на основе гармонических законов классики и законов ее формы. Если на то пошло, то в иной классике гораздо больше тех же самых децибел и ритмов. Рок-музыка имеет свою особую глубину, особые частоты, а больше всего искренности — и в музыке и в текстах, которые поражают в самое сердце. Рок, как и духовная музыка, показывает человеку выход в иной, духовный мир.

— Но при этом, люди, слушающие и играющие рок, часто употребляют наркотики.

— Послушайте, гениальные рок-музыканты — это глубоко религиозные, ранимые и ищущие люди. И те, кто погиб от наркотиков и пьянства в молодые годы, просто имели очень тонкие души, которые не вынесли тяжести меркантильного мира. Это трагедия, когда человек уходит, так сказать, «от закона», но не успевает прийти «к любви».

Рок-музыка — это глубочайшее культурное и духовное явление. Это поле, на котором православный священник должен работать. Главное, нам самим не стать причиной погибели причастных к этому полю людей.

— Последний вопрос — может быть, не совсем «в тему». Почему целомудрие важно для молодого человека?

— Это серьезная тема для отдельного разговора. Скажу только, что не так наша молодежь распущена, как это принято считать. Видеть распущенными молодых — это свойство безбожного поколения людей, которые по себе судят о других.

Видео: Рок над Волгой 2010: отец Сергий, Deep Purple и все-все-все

Материал подготовили Екатерина ОрловаИван Коваленко.

(0)

Слова к размышлению на каждый день—4 сентября

Мы часто повторяем, что о человеке судят по его делам, но забываем иногда, что слово тоже поступок. Речь человека — зеркало его самого. Все фальшивое и лживое, пошлое и вульгарное, как бы мы ни пытались скрыть это от других, вся пустота, черствость или грубость прорываются в речи с такой же силой и очевидностью, с какой проявляются искренность и благородство, глубина и тонкость мыслей и чувств.

(0)